05.02.2020

ГОСПОДИН «Я ПОДУМАЮ…»


В чем талант дипломата? Не в том, что он охотно беседует с Вами, тайно изучает Вас, скрывая при этом свои мысли. Но и в том, как он умеет слушать…




Знаю по опыту полувековой работы в журналистике – дипломаты не просты в общении. В важных переговорах они всегда скрытны, осторожны, предупредительны. И, разве что, в пустяках – откровенны.


Нашу встречу с Юрием Георгиевичем Загайновым – дипломатом от бога – ни важной, ни легковесной никак не назовёшь. Мы просто встретились, как старые друзья, у которых накопились друг к другу кое-какие вопросы. И наша непринужденная беседа прошла 25 января в «Клубе интересных встреч» Уральского землячества. Уже девятая в этом сезоне встреча, которую подготовила для нас неутомимая на идеи Иветта Павлова.


Встречи и лёгкие дискуссии всегда полезны. Они умножают знания.


Ну вот, Юрий Загайнов, к примеру. Сколько раз мы общались с ним на праздниках и вечерах, на экскурсиях и в случайных переговорах… Но кто же из нас знал, что когда-то этот молодой, крепкий уральский парень работал сталеваром на Уралмаше, собирал на совет молодых специалистов завода, там же вступил в партию, перешел на работу в обком комсомола, затем – Москва, ЦК ВЛКСМ. Путь знакомый. Мы тоже к нему причастны.


Но только такому неистовому труженику, как Юрий Георгиевич, выпала честь курировать Кавказ, Сибирь и Дальний Восток. 250 дней в году – командировки комсомольские стройки, сложные пути-дороги первопроходца. А главное, умение ладить с людьми любого ранга. А это не всякому удаётся. Нужен талант умелого, убежденного собеседника. Чтобы верили только тебе.


И вот – результат. Вызывают нашего героя в ЦК партии и предлагают дипломатическую работу. Сдал экзамен по английскому языку – и отправился в Шри Ланку, на остров Цейлон заведовать департаментом. Работал с Лавровым, с тесным окружением президента. Долго служил в Министерстве иностранных дел. А при всех потрясениях и переменах в нашей стране, на этом посту надо иметь и холодную, расчетливую голову, и горячее сердце, и чистые руки. Ведь недаром говорят: когда дипломатам сказать нечего – гремят пушки. Да и мудрецы утверждают, что чернила дипломатов легко стираются, если они не посыпаны пушечным порохом.


Так легко ли было нашему земляку в этом круговороте событий? Нет. Не легко. Но выстоял! Сохранил ясность, крепость, невозмутимость, убежденность, умение рисковать и четко следовать своему пути.


Что и говорить - наша уральская закалка мастера огненной профессии, сына опорного края державы.


На этой встрече мы дружно беседовали, задавали сложные вопросы о делах в Сирии, на Украине, в Донбассе, спрашивали о тонкостях дипломатического протокола, об обмене любезностями первых лиц государств, о верительных грамотах, о внешнем виде, манерах и званых обедах, наконец.


И узнали многое: что Министерство иностранных дел зародилось на Руси при Иване Грозном, что у нас в России 142 иностранных посольства, и наших за рубежом 162. Кто бы мог знать такие тонкости. Вот и получается, что МИД – это огромная переговорная индустрия, в которой немалую роль сыграл наш земляк.


В конце беседы я тоже задала вопрос Загайнову: «Скажите, Юрий Георгиевич, откройте секрет…. Есть такая истина: если дипломат говорит «да», он подразумевает «может быть». Когда он говорит «может быть», он подразумевает «нет». Когда он говорит «нет», он не дипломат. А как же тогда наш незабвенный министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко прослыл «господином нет»? На что Загайнов хитро ответил: «Громыко был уклончив в беседах. «Я подумаю…» был его дипломатический способ отказа.


Ну, вот и всё. Мы же в этот замечательный вечер в Клубе интересных встреч не отказывали себе ни в чём. Мы все были собеседниками на равных. Мы общались. А наш дипломат умел слушать.


И еще: в начале нашей встречи в Клубе все его участники дружно поздравили меня с 80-летием. Им – мой поклон и благодарность. Тем более, что осознаю я себя лет на 28. Не больше. И потому готова к новым подвигам.



Ольга Краева

Член Союза профессиональных литераторов России, художник.


Возврат к списку